Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:23 

Violent pornography

miyavi_ryu
When the game is over, all the counting's done. We were born to win number 1 © Manowar
Авторство Cthulhu Fhtagn и мое. Небечено (кажется).

Название: Violent pornography
Размер: миди, 9759 слов
Пейринг Маккой/Кирк
Категория: слэш
Жанр: PWP, ангст, романтика, флафф
Рейтинг: NC-17 – NC-21
Предупреждения: римминг, фистинг, удушение, бондаж, психологическая импотенция, насилие, изнасилование, кинк, упоминание бладплэй, протез, мат, вероятен ООС Маккоя. (кажется, вспомнила не все, потом допишу, если что)
Краткое содержание: Не было бы счастья, да несчастье помогло.
Примечание: отзыв первого читателя: "Крч, фик мимими и не надо пугать людей в шапке"


Джеймс Тиберий Кирк, капитан собственного корабля под названием «Энтерпрайз», устроился перед экраном, собираясь посмотреть обычное порно. В глубоком космосе организм требовал свое, и Джим, когда совсем припекало, пользовался именно таким способом. К тому же… Ну, черт возьми, все смотрят порно! А в последнее время проблем навалилось — не дай Боже никому. И самое ужасное — потери личного состава. Он потерял Боунса.
Лучшего друга. И где — на одной из баз на окраине сектора, куда они пристали всего лишь на стандартные сутки для дозаправки! Экипаж, разумеется, получил отгул, и Боунс спустился вниз в какой-то бар. И не вернулся обратно. Чехов не смог запеленговать ни его самого, ни хотя бы следы сигнала той кучи электроники, бывшей у доктора при себе. Как сказал энсин, пряча глаза, «такое чувство, что его сожгли, всего целиком и со всеми вещами».

Джим переложил командование на Спока и почти неделю бегал сначала по базе, затем по инстанциям — искал и просил помочь в поиске. Но следов не было — и энтузиазма у местных тоже. Они не могли задерживаться дольше — и отправились в путь. Миссия продолжалась, дни текли мирно, но… Маккоя не было.
Джим тряхнул головой. Уж это точно не мысли для капитана флагмана, решившего расслабиться. Впрочем, расслабиться не получалось, мысли уже который день крутились вокруг одного и того же, почему Кирку и пришлось прибегать к давно проверенному способу. Не раздумывая, он ткнул «произвольное воспроизведение», не слишком опасаясь наткнуться на что-то совсем уж гадкое.

Расстегивая ширинку, доставая член и размеренно двигая рукой, Джим ожидал увидеть на экране какую-нибудь орионку, например — была же пометка «ксено» — но он сильно ошибался. Вместо этого на экране появилось нечто… Нет, Джиму, кажется, был знаком этот вид, но тот, кто был под инопланетянином, был ему знаком еще сильнее.
Боунс?! Какого черта? Джим вскочил с кровати и промотал чуть вперед, надеясь найти кадр, где лицо будет видно лучше. И нашёл. Лучше бы, конечно, не находил. Лицо, безо всякого сомнения, Леонарда, было перекошено от боли.

Кирк содрогнулся от его крика и выключил звук. Он судорожно застегнулся и нащупал аннотацию к диску, но так и не смог отвести взгляд от экрана. Вид 8472, гуманоиды. Конечно, еще пять минут назад Джим мог бы рассказать о них гораздо больше, но сейчас он напряженно смотрел на огромный член, размеренно толкающийся в задницу Боунса.
Студия, черт, ему нужно найти студию, где делали это с Боунсом.
Кирк смог выйти на производителя через пару минут. И обнаружил еще несколько видео с Леонардом. Он щелкнул на одно из и оцепенел — на этот раз в роли насильника Леонарда выступал бринн. Джим помотал головой, отгоняя воспоминание о том, что под экзоскелетом у тех сохраняется минусовая температура, затем представил, каково Боунсу с такой анестезией — и передернулся.

Видимо, это было не первое видео из серии «черт пойми кто — Леонард». Джим медленно вдохнул и, первым делом проверив, застегнута ли ширинка, вызвал Спока. Он должен был вытащить Боунса. Но сейчас они шли с грузом и отклонение от курса… Это необходимо было обсудить с первым помощником.
Дождавшись вулканца, Кирк молча затащил его в свою каюту и ткнул в воспроизведение. Спок изумленно смотрел в экран.

— Я же говорил, его похитили! — выдохнул Кирк.
— Да, я… — Спок выглядел ошарашенно и потрясенно. — Вижу.
— Спок, я понимаю, что мы с грузом, но можем ли мы отклониться от курса?
— Насколько отклониться? — Лицо Спока исказила гримаса ужаса, когда Маккой на экране выгнулся и беззвучно закричал.
— В квадрант Дельта, скорее всего, к самой границе сектора.
— Джим, мне жаль… Но наш груз — медикаменты, и мы не можем тратить…
— Спок, черт возьми! Это же Боунс! — взъярился Джим.

— Капитан, семьсот жизней колонистов против одной, доктора.
Кирк длинно выдохнул и выпрямился, сжимая зубы.
— Спасибо за консультацию, коммандер, — и велел: — Вы можете возвращаться к себе.
Спок кивнул.
— Мне жаль, но, капитан, мы можем отправиться туда через неделю.
— Я-то выдержу, — хмыкнул Джим и кивнул на экран. — Но выдержит ли он?
— Вы… Джим, мне жаль.
— Черт подери, мне тоже! — рявкнул на него Кирк и отвернулся к окну.
Спок за его спиной тяжело вздохнул.
— Все, иди, — не поворачиваясь, кивнул ему Джим.

Вулканец покинул каюту, оставляя его в одиночестве. Кирк знал, что Спок прав. Прав, черт его подери! И это действительно был тот случай, когда жизни семиста заболевших были гораздо важнее, чем жизнь одного, пусть и самого лучшего доктора.
Джим с тяжёлым сердцем решил, что спасение доктора откладывается на неделю. Поэтому он упал обратно на кровать и достал падд, собираясь скоротать время до альфа-смены чтением, но то и дело косясь в сторону так и не погашенного экрана. Он никак не мог прогнать из головы картинки, где Маккой кричит, отчаянно выгибаясь. Несмотря на весь трагизм ситуации, это воспоминание отчаянно возбуждало, и Кирк, поколебавшись с несколько минут и заранее убавив звук на минимум, снова запустил видео.

Он едва мог слышать голос Леонарда, но он слышал его.

Отвернувшись к стене и только изредка поглядывая на экран, он, ненавидя себя, опять приспустил брюки. И обхватил стоящий член ладонью. Он был бы осторожен и ласков с Леонардом. Джим заставил бы его забыть о всей мерзости, что происходила сейчас на экране… Он застонал и задвигал рукой.
Чтобы Леонард выгибался и кусал губы от удовольствия, жарко дыша. И кричал не от мерзкой боли, а от наслаждения, которое дарил бы ему Кирк. Джим почувствовал, как напрягаются мышцы, и бросил один, последний взгляд на экран.
Крупным планом на видео опять была задница Маккоя с двигающимся внутри огромным членом — и Кирк тут же кончил, коротко простонав и пачкая пальцы спермой, чувствуя себя чертовски грязным и мерзким. Потому что на экране продолжали насиловать его друга. И самое отвратительное — его это все равно возбуждало. На месте насильника он представил себя — и кончил от этой фантазии.

Джим дал себе минуту перевести дыхание и, приведя себя в порядок, выключил видео.

***

Всю неделю Кирк не находил себе места. На мостике он витал в облаках, думая о чем угодно, но не о работе, в каюте — по сотому кругу пересматривал видео. Нет, не для того, чтобы подрочить еще раз (ну, почти). Он старательно выискивал хоть какую-то зацепку.
И не находил её. Разве что понял, что это одна из безымянных планет системы 22-S. Потому что только звезда этой системы давала такой яркий свет, пробивающийся сквозь закрытые ставни на некоторых видео. Впрочем, это он заметил еще после одного из первых просмотров, почему и сказал Споку о квадранте Дельта.
Значит, придется надеть защиту — решил Джим. Чертова радиация, как неудачно, и неизвестно, сколько Боунс там ее успел нахвататься… Подлечим, тут же думал он, вылечим, подлатаем, был бы жив.

Но нужно было торопиться — и Кирк снова запустил все видео студии, одно за другим, на этот раз подсчитывая количество чужих. Если прикинуть, что каждого вида минимум по два экземпляра — самец и самка — то выходило что-то около сорока существ. А ведь есть еще всякие операторы, техники и почти наверняка охрана. Джим помотал головой. Нет уж. Он найдет, прорвется и заберет Боунса. Не силой, так хитростью.
Он вздрогнул, когда снова началось воспроизведение первого видео. Где доктор еще кричал и пытался вырываться. На следующих он больше походил на сомнамбулу. И — Кирк защелкал мышью по тайм-дорожке, проверяя — никаких следов на теле. Значит гипноз, наркотики… или просто сломали. На последних видео его даже не привязывали, Боунс лежал сломанной куклой, почти не шевелясь

Задумавшись, Джим вдруг глянул на рейтинг первых видео — почти максимальный — и на рейтинг последнего — один из самых низких за все время. Им скоро придется сменить игрушку — подумал он и, ужасаясь циничности собственных мыслей, закончил — эту можно будет перекупить… или подобрать.
Это тоже было вариантом освобождения Леонарда. Джим устало потер глаза. Ничего. Сегодня они отдадут груз и отправятся к Маккою. Он глянул на хронометр и двинулся в сторону мостика — предстояло выдержать очень долгую смену.


Он был почти доволен. То есть он был рад, что лекарства прибыли вовремя. Колония спасена, Кирк молодец, но… Но если бы кто-то спросил его мнение — то Кирк, не задумываясь, ответил бы, что жизнь одного знакомого доктора для него сейчас важнее, чем жизнь семисот незнакомых колонистов. И только потому, что он был хорошим капитаном и нес, помимо всего прочего, ответственность еще почти за пятьсот подчиненных, Кирк еще не прилетел в шаттле-одиночке в нужный сектор.
Так что Кирк спешно приказал разворачивать корабль и брать курс на Дельта квадрант.

Сулу привычно вел судно, Чехов просчитывал курс, а Скотти по громкой связи выпрашивал разрешение перейти на девятый варп — все было как обычно. Джим задумчиво смотрел на экран.
А если Леонарда уже выбросили? Или продали какому-нибудь маньяку? Кирк почувствовал, как в груди болезненно сжалось. Подавляя желание приказать перейти на максимальный варп, он отошел к Споку.
— Скажи мне, что мы успеем, а?
— Да, Джим, — уверенно отозвался Спок, глядя ему в глаза. — Мы спасем его.
Кирк выдохнул и благодарно похлопал его по плечу:
— Спасибо, — он вернулся в капитанское кресло.

К концу смены до нужной системы оставалось еще около двух дней пути, и Джим обреченно вернулся в свою каюту. Он был готов лезть на стены, то и дело обновляя страницы с видео. И на трехсотый раз появилось новое видео. Кирк щелкнул мышью и уставился на экран.
Зловещий полумрак, металлический скрежет, и Боунс, привязанный к медицинской биокровати. И это не было похоже на порно, хотя Маккой и был обнажен. Вокруг него прошелся гуманоид в экзоскелете, ласково оглаживая человеческую кожу. Камера смещалась, позволяя увидеть доктора, рассмотреть во всех подробностях. Затем она замерла, давая общий вид, и Кирк с ужасом понял, что в руках гуманоида древняя хирургическая пила.
Джима оглушил вопль Боунса, когда инопланетянин деловито скользнул острием пилы по плечу доктора.
Кирк сделал звук тише, не отрывая взгляд от экрана. Гуманоид нажал сильнее, и Джим ошарашено проследил за тем, как спиленная чуть выше локтя рука падает на пол, а из плеча хлещет струя крови. Гуманоид подставил руку, подождал пару секунд, а затем поднял сложенную чашечкой ладонь и выпил собранную жидкость.
Видеоролик закончился, и Кирк замер перед экраном.

Они начали калечить его. Джим с огромным трудом сдержался от того, чтобы приказать повысить скорость. Значит, они не выкинут его, а просто убьют, подняв на этом еще больший рейтинг. Вот дерьмо!
Кирк закрыл лицо руками, часто дыша. руки. Руки Боунса, руки врача, хирурга, у него вряд ли было что-то более ценное… Конечно, можно было восстановить конечность где-нибудь на Земле или, например, на Вулкане, но, во-первых, это стоило баснословно дорого, а, во-вторых, для этого им нужен был сам пациент, причем живым.
Джим заметался по комнате.

Он снова вызвал Спока, надеясь, что коммандер хоть как-то, хоть чуть-чуть успокоит его. Когда тот вошел, Кирк почти кинулся к нему.
— Используй на мне свою вулканскую магию, — велел он. — Выруби меня до прилета. Смен все равно нет, а ждать я не выдержу.
— Капитан, — Спок смотрел на него сочувствующе. — Послушайте меня. Ваш экипаж — ваша семья. Вы сами говорили об этом. И сейчас хотите малодушно бросить их работать? Джим, — взгляд вулканца не был злым или осуждающим. — Ваша клятва верности была принесена не одному доктору, но всем, кто верит вам.
— Да… — Кирк выдохнул. — Да, прости…
Он снова пересек комнату, встал у окна, но тут же отошел обратно.

— Они отрезали ему руку, — тихо произнес в пустоту Джим. — Правую руку.
— Это ужасно, Джим, — Спок подошёл к нему. — Мы успеем. Мы спасем его, капитан.
— Мы должны, — в упор взглянул на него Кирк. — Иначе я этого себе не прощу.
— Я тоже. Все получится.
— Надеюсь, — Джим глубоко вдохнул.

Спок мягко улыбнулся:
— Мы с мистером Скоттом разгоним корабль до десятого варпа.
— Ты еще скажи, до одиннадцатого, впервые в истории, — проворчал Кирк. — Проследишь, чтобы по кораблю не разошлись слухи о… видео?
— Конечно, Джим, — Спок сжал его плечо в жесте поддержки и покинул каюту.
Кирк упал на кровать и уставился на хронометр. Сорок три часа до прибытия.

***

— Стандартная орбита, — сообщил Сулу.
— Есть сигнал живых существ, причем только в одном месте, — Спок разогнулся и кивнул. — Разрешите сопровождать вас в десанте.
Это была четвёртая планета и наконец-то та самая.
— Ты, и трое из службы безопасности, подбери сам, — кивнул вулканцу Кирк, сдерживая нетерпение. — Что там по условиям? Экзоскелеты или легкие скафандры?
— Скафандров будет более чем достаточно, — Спок прошёл к турболифту.
Кирк прошел следом, хватая со стойки фазер. Вставая рядом, он уточнил:
— Через пять минут в транспортерной, — сам Джим собирался еще заскочить в одно место.

Набирая капитанский код на панели каюты Боунса, он гадал, зачем вообще сюда пришел. На удачу, наверное?
Пустота и тишина угнетала. Джим прикрыл глаза, глубоко вдыхая.
— Четверть часа, Боунс… Будь живым, пожалуйста.
Он огляделся по сторонам и обнаружил забытый доктором при последней высадке трикодер. Кирк радостно схватил его, решив, что хоть и слабо представляет, как им пользоваться, но зато эта та вещь, которая неизбежно ассоциировалась у него с другом. Правда, была еще одна — но гипошприц он с собой таскать не собирался.

Джим собрал все, что планировал и поспешно отправился в транспортаторную. Он поспешно натянул скафандр, прицепил на пояс фазер и встал на платформу к остальным. Затем махнул рукой.
Их отправили прямо под землю, в самую гущу событий. В падении и перекате к ближайшему укрытию Кирк попытался понять, где они находятся. Большой ангар, разделенный на несколько освещенных зон, а между ними — полумрак. Вокруг одной из них толпились силуэты, и оттуда же — что сразу заставило Джима вздрогнуть — снова был слышен звук хирургической пилы.
С их появлением поднялась паника. Охрана была, но не шибко вооруженная, Джим лично уложил двоих. А потом еще двоих — бринна и гуманоида из последнего видео, чисто из принципа.

Спок крикнул ему, и Кирк поспешил к старпому. Тот держал на мушке двоих — ромуланку и орионца. Вулканец кивнул на койку, и Джим с ужасом уставился на Маккоя.
Они успели буквально в последний момент, еще бы минута — и Боунс лишился бы второй руки. Сейчас на левом предплечье у него был всего лишь небольшой надрез, а культя правой — Кирк быстро отвел глаза — была замотана каким-то грязным бинтом.
— Боунс… — выдохнул он и поспешно подошёл к койке. — Все, все хорошо, мы пришли за тобой. — шептал он, отстегивая крепления.
Тот не открывал крепко зажмуренных глаз, из-под которых текли слезы.

— Господи… Спок, кто-нибудь! — Кирк завернул доктора в простыню и осторожно поднял на руки, ужасаясь тому, насколько тот исхудал. — Я на корабль. Разберитесь здесь.
— Да, капитан, — отозвался Спок, и — Джим успел подумать об этом — вряд ли нашёлся бы кто-то, кто не испугался бы тона и взгляда вулканца.
— Двоих на корабль, — скомандовал Кирк. — И медиков к платформе, срочно!
Маккой на его руках дрожал и тихо всхлипывал. Джим прижал его к себе сильнее и, оказавшись наверху, рванулся к М’Бенге.
— Я окажу ему помощь. Капитан, доложу через час, — пообещал врач, устроив Маккоя на каталке. Двинувшись следом, Кирк достал комм.
— Спок, как там внизу?
— Работаем, — лаконично отозвался Спок. — Думаю, мы напугали их, и они совершили массовый суицид, — зло соврал вулканец, и Джим отчётливо услышал три выстрела на фоне его голоса.
— Одобряю, —оскалился Кирк. — Я сам лично видел их подготовку к нему.
— До связи, капитан, — Спок, кажется, был в ярости.

Джим глубоко вдохнул, закрывая комм. Все получилось. Он закрыл глаза, возвращая себе контроль, и поднялся на мостик. Его встретили вопросительными взглядами.
— В лазарете, — кивнул им Кирк. — Без правой руки.
Он переждал, пока стихнут шокированные возгласы, и добавил: — Вернется Спок, сдам ему командование и спущусь в медотсек.

Никто не высказал несогласия и, когда тот вновь появился на мостике, все просто поприветствовали его. Джим махнул вулканцу:
— Спок, ты капитан. Я к Боунсу. И нет, я знаю, что вряд ли пустят, — покачал он головой. — Подожду под дверью.
— Да, Джим, — кивнул вулканец, присаживаясь в кресло капитана.
Выйдя из турболифта, Кирк поймал за локоть пробегающую мимо Чапел.
— Крис, как он?
— Физически — подлатали. А вот его психика… — медсестра отвела взгляд.
— Совсем плохо?
— Да. Еще бы. Он спросил у меня, что он должен говорить… Как… Не знаю даже, — Кристин зажмурилась.
— В смысле «что должен говорить»? — ошеломленно вскинул брови Джим. — Кому говорить? Зачем?
— Когда он немного пришёл в себя, я спросила его о самочувствии и… Знаете, он как животное, которое бьют, смотрит умоляюще. Он как будто меня не узнал и спросил, как он должен ответить на этот вопрос.

Кирк выдохнул сквозь сжатые зубы.
— А что с рукой? — чуть погодя спросил он.
— Мы закрыли рану. Её нет, но теперь можно не беспокоиться о заражении, — Чапел тяжело вздохнула.
— Можно будет восстановить? У нас же делают подобные операции, я слышал, — Джим вгляделся в ее лицо.
— Разумеется. Но точно не сейчас.
— Хоть на этом спасибо, — Кирк облегченно выдохнул. — К нему можно?
— Да. Не уверена только, узнает ли он вас, — Кристин кивнула на дверь палаты.

Кивнув ей, Джим нажал на кнопку и вошел в темное помещение.
— Свет на десять процентов, — скомандовал он. — Боунс?
На кровати зашевелились. Маккой сел, прислонившись к спинке, настороженно глядя на него. Кирк сделал несколько шагов и остановился.
— Это я, Джим. Ты меня узнаешь?
— Джим. Джим Кирк? Мы вместе учились? — неуверенно предположил Маккой.
— Ты не помнишь? — удивленно спросил у него Джим и уселся на край кровати. — Да, это я.

Леонард согнул ноги в коленях, стараясь держаться подальше от него.
— Я помню! — нервно ответил он, словно ожидал, что за любой другой ответ его ударят.
— Так, — Кирк вздохнул и отодвинулся на самый край. — Ты дома. Все хорошо. Здесь никто не причинит тебе боли… и не сделает что-то, чего ты не захочешь. Мы действительно учились вместе, а потом стали служить на одном и том же корабле, «Энтерпрайз». Я — капитан, ты — глава медицинского отдела.
— Энтерпрайз, — кивнул Маккой. — Твой… Твоя серебряная леди?
— Ну вот, — Джим улыбнулся. — Помнишь же. А ты — ворчливая зараза и мой лучший друг.

Леонард смотрел на него так, словно слабо осознавал происходящее.
— Я серьезно. Мы действительно дружили. По крайней мере, до тех пор, пока ты не начинал гоняться за мной с гипошприцом. Но как только догонял, мы начинали дружить опять, — рассмеялся Кирк.
Маккой вжался в стену и зажмурился.
— Да, дружили…
— Что тебя пугает? — негромко спросил Джим, затем, кажется, понял. — Секса у нас не было. То, что было там, после твоего похищения, там и останется.
— Н… Не делай мне больно! — Маккой уткнулся лицом в колени.
— И не собирался, — Кирк придвинулся ближе и взял его за единственную руку.

Леонард испуганно вздрогнул, но, поняв, что Джим не собирается бить его, поднял голову. Кирк погладил его пальцы.
— Все хорошо, — и улыбнулся ему. — Все кончилось. Ты в безопасности.
Маккой кивнул и прикрыл глаза.
— Я хотел поспать…
— Мне выйти? Или посидеть с тобой?
— Останься, — Леонард сполз под одеяло, не отпуская руки Джима
— Конечно, — Кирк подоткнул ему одеяло, снова взял его за руку и скомандовал: — Компьютер, выключить свет.
Маккой крепче сжал его пальцы и затих.
Посидев некоторое время и потаращивщись на него сквозь темноту, Джим вздохнул и улегся на его ступни, решив, что еще пять минуток — и сядет обратно. Но уже через несколько секунд, моргнув, он уснул.

И проснулся, когда в палате включился свет. Он, сонно моргая, сел и огляделся по сторонам.
— Джим? — голос Маккоя был хриплым ото сна.
— Да? — Кирк повернулся к нему.
— Сколько времени? — Боунс посмотрел по сторонам.
Джим глянул на хронометр.
— Четыре, середина гамма-смены. Все спят.
— Ясно, — доктор бросил взгляд на свою руку и содрогнулся.
— Чапел сказала, что можно восстановить. Но придется вернуться на Землю или еще куда-нибудь, к центру цивилизации, — Кирк сжал пальцы.
— Нет. Обойдусь манипулятором. Думаю, Скотти сможет собрать его, — Леонард вздохнул.
— Тогда лучше заказать, а он подгонит. Все-таки он на кораблях специализируется… — Джим покосился на него. — Почему ты не хочешь вернуть ее? Собираешься ходить до конца жизни с железкой?
— Джим, я хочу как можно скорее вернуться к работе. Она мне всегда помогала… Но для этого нужна рабочая рука.
— Но потом ведь можно ее заменить на настоящую, все равно?
— Джим, мне нужна рука сейчас, — возразил Леонард. — И, не знаю, тест на ЗППП.
— Прямо сейчас не получится в любом случае, — грустно покачал головой Кирк. — Придется ждать пару дней, не меньше. Про тест я распоряжусь утром. Или хватит трикодера?
Улыбаясь, он запустил руку в карман и показал ему приборчик.

— Думаю, М’Бенга додумался сделать тест вчера. Но для моего спокойствия… — Леонард взял трикодер из рук Джима.
Кирк уставился на него в ожидании так, словно анализ собирались сделать ему самому.
Леонард включил прибор и просканировал себя, внимательно глядя на экран.
— Что же…
— Ну? — подался вперед Джим.
— ЗППП не обнаружено. — Леонард отложил трикодер. — Как вы нашли меня?
Кирк облегченно выдохнул. И продолжил сидеть молча, подбирая слова.
— Так… Как? — снова спросил Маккой.
— Я наткнулся на видеоролик, — прямо признался Джим. Он не знал, стоило ли ему соврать, да он и собирался, но не смог придумать, как именно.
— Ролик? — уточнил Леонард, но по тому, как задрожали его губы, Кирк понял — Маккой догадался.
— Можно, я не буду продолжать? — тихо попросил Джим. — Его никто не видел, кроме меня и Спока. Я закрыл доступ остальным. И Споку-то только затем показал, потому что никак иначе не мог объяснить, зачем нам в тот сектор.
— Остальным на этом корабле? — хрипло выдохнул Боунс.
Кирк придвинулся ближе и аккуратно обнял его. Молча.

— Вся вселенная видела это… — Маккой зажмурился.
— Не успела, — Джим погладил его по спине. — Мы разнесли их сервера.
Леонард повернулся к нему, пряча лицо на его плече. Сжимая его в объятиях, Кирк грустно улыбался и отчаянно ненавидел себя за ту неделю промедления. Ему не хватало сил признаться другу, что если бы он был настойчивее, то тот сейчас был бы с целыми конечностями.
Маккой содрогался в рыданиях, сжимая единственной рукой его форменку. Джим коснулся губами его волос, закрывая глаза и пряча выступившие у него самого слезы сочувствия.

Леонард поднял голову, неловко вытирая лицо:
— Прости меня.
Не отпуская его совсем, Кирк удивленно отодвинулся.
— За что? Это я должен извиняться и надеяться, что ты хоть когда-нибудь простишь меня.
— Ты спас меня, ты нашёл меня, это столько неудобств… — прошептал Боунс.
— Если бы я сделал это на неделю раньше, то у тебя было бы две руки, — неловко признался Джим и коснулся культи.
Маккой вздрогнул, прижимая обрубок руки к боку, словно пытаясь спрятать. Переведя на него взгляд, Кирк погладил бинты.

— Это я виноват в этом, — он поморщился. — Это я сделал тебя инвалидом. Если бы я прервал тот рейс…
— Джим, ты капитан, и твои обязанности… Твой долг превыше всего. Что вы везли?
— Какая разница, — Кирк помотал головой. — Я должен был это сделать.
— Принцип меньшего зла. — вздохнул Маккой.
— Плевать, — отмахнулся Джим. — Все равно я должен был, — он поднялся и отошел к кулеру. — Хочешь пить?
— Да. — Леонард кивнул. — Да, пожалуй…

Он вернулся обратно с пластиковым стаканчиком, присел и аккуратно поднес его к губам Маккоя. Леонард придержал его руку и сделал пару глотков.
— Спасибо.
Выкинув стакан, Кирк снова сел рядом с ним.
— Хочешь еще что-нибудь?
— Я не знаю, — Маккой вздохнул. — Не знаю… Наверное, стоит заказать манипулятор.
— Если ты что-то в них понимаешь, — пожал плечами Джим, — то давай сейчас. Но в любом случае придется останавливаться где-то, чтобы сняли индивидуальные мерки.
— Да, — Маккой встал с кровати и несчастно пробормотал: — Мне нужно одеться.
— Я помогу, — Кирк вскочил следом и поднял руки: — Нет, погоди, не возражай. Я не считаю тебя инвалидом, не способным справиться самостоятельно. Просто действительно хочу помочь, раз уж сижу здесь.

Леонард глубоко вдохнул.
— Джим, не говори со мной, как с ребёнком. Я медик, я понимаю, что одной рукой не справлюсь.
— Не-а, — помотал головой Кирк. — Я говорю с тобой, как со своим ворчливым другом Боунсом, который чуть что — вечно возмущается и отказывается от помощи.
— Сейчас у меня выбора особо нет, — усмехнулся Маккой. — Так что да, помоги.
— Учти, что в каюту сейчас тебя отсюда никто не выпустит, — предупредил его Джим и полез в шкаф.
Доктор кивнул, тяжело вздыхая. Он молчал, пока Джим одевал его.
— Нужно заколоть… — заметил он, поднимая культю и глядя на висящий рукав.
— Нечем, — Кирк развел руками, затем, моргнув, просто закатал манжету почти до самого верха. — Так сойдет?
— Да. Спасибо, — Маккой вышел в приёмную, окидывая взглядом стены.
Джим последовал за ним и присел на угол стола, не отводя взгляд.

— Я немного освежу память, — Леонард присел за терминал. — Статистика и прочее…
— А что освежать? Смертность — нулевая, если не допустить или вовремя остановить заражение, — пожал плечами Кирк и на удивленный взгляд пояснил: — Я тоже ее уже посмотрел.
— Прекрасно, — Маккой неловко набрал запрос левой рукой. — Я старею. В медшколе я мог проводить операции левой рукой.
— Просто не хватает практики, — Джим подвинулся ближе, нарочито не смотря на экран.
— Ну да, — Леонард задумчиво читал текст. — У всех этих железяк достаточно большое время срабатывания.
— Скотти может поработать именно над этим, нет?
— Может. И, думаю, поработает. Джим, у тебя нет никаких дел? — Маккой взглянул на него.
— Если хочешь, чтобы я ушел, скажи прямо.
— Да. Отдохни. Ты весь зелёный.
— Наплевать, — Кирк помотал головой. — Но я уйду, хорошо. Набери мне, если захочешь, чтобы я вернулся.
— Пообещай поесть и выспаться. Приходи через десять часов, — Маккой чуть улыбнулся. — Я в порядке, правда. Я на Энтерпрайз.
— Договорились. Как раз закончится альфа-смена, — кивнул Джим. — Я очень рад, что ты вернулся.


Разумеется, поспав немного и все-таки поев, через пару часов он появился на мостике. Спок встал с кресла и вопросительно взглянул на него.
— Доброе утро, — улыбнулся ему Кирк. — Как прошла смена?
— Идем к Терре. Забираем груз и оттуда на 6 базу.
Удовлетворенно кивнул, Джим уселся в кресло, набирая вводные на панели и одновременно думая, что именно там можно будет заказать Маккою протез.
— Капитан, — Спок склонился к нему, стараясь говорить тихо. — Как доктор Маккой?
— Пришел в себя, хочет вернуться к работе и протез, — столь же тихо отозвался Кирк. — Придется заказать на Терре.
— Да, капитан, — вулканец кивнул. — Он… Ему потребуется помощь? Психологическая.
— Надеюсь, нет, — Джим пожал плечами. — Но мне трудно судить, я не профессионал.
Спок кивнул и отошёл к научной станции, сдавая смену офицеру.
Кирк уставился обратно на экран.

***

Леонард не высовывался из медотсека. Он занимался учётом, подсчётом и, по словам медсестер, озверел, обнаружив огромный перерасход средств экстренной контрацепции.
К концу альфа-смены Чапел успела пожаловаться Кирку два раза, М’Бенга — три.
— Джим, кот из дому — мыши в пляс. На этом корабле перееблись все! — пожаловался Леонард Кирку, решившему посетить лазарет после смены.
Засмеявшись, Джим упал в кресло.
— Почему бы и нет? Главное, чтобы прямо на нем же не рожали.
— У землянок посбивались циклы, — вздохнул Маккой. — Не хватало мне еще беременностей.
— Не хватало мне еще и разборок с Звездным Флотом, — в тон ему продолжил Кирк. — Увольнять этих, нанимать новых…
— М-да, — Леонард вздохнул. — Неудобно. Лучше б яйца несли.
Джим вытаращился на него.
— Если бы они несли яйца, я бы с ума сошел на первом же завтраке, потому что по привычке взял бы омлет!

Леонард рассмеялся, вбивая код кофе в репликатор.
— Я бы организовал инкубатор.
— И «Энтерпрайз» окончательно превратилась бы из исследовательского звездолета в один большой курятник… — закончил Кирк.
— Это и так курятник, — усмехнулся Маккой, протягивая Джиму чашку.
— Но, пока они таскают презервативы, то яиц не несут, — Кирк, улыбаясь, забрал и отхлебнул кофе.
— Не о презервативах моя печаль. А о том, что дамы глотают при отсутствии оных, — Боунс присел за стол.
— А, точно. Так раздавай им презервативы. Или наконец-то научи их реплицировать, — рассмеялся Джим.
— Это в ведомстве медслужбы, — Леонард потянулся, зевая.
— Так кто ее глава? — ткнул его под ребра Кирк.
Маккой добродушно фыркнул и отпил из своей чашки.

— Завтра М’Бенга вживит протез, — негромко произнёс он.
— Уже? — Джим удивленно уставился на него. — Мы прилетим на Терру только к утру!
— Да. Завтра утром он будет на борту, М’Бенга вживит, Скотти откалибрует, — Маккой устремил взгляд в иллюминатор.
— Тогда поздравляю, — кивнул Кирк, глядя на по-прежнему закатанный рукав. — Хотя и все равно не понимаю, почему именно протез.
— Потому что у меня больше нет этой руки, — отозвался Маккой.
— Но ведь ее можно вернуть. Как ты вернул почку той… Не помню, как ее звали.
— А, — Леонард махнул рукой. — Считай это моим тайным желанием.
— Как скажешь, — Джим поставил чашку на подлокотник и потянулся. — Значит, уже к вечеру ты будешь в порядке?
— Наверное, — Леонард взглянул на него.
Кирк поймал и удержал его взгляд.

— Если что-то не так — что-то, что я смогу исправить — говори.
— Все хорошо, — Леонард улыбнулся. — Ты уже сделал для меня больше, чем должен был.
— Кажется, я и того, что должен-то был, не сделал, — покачал головой Джим.
— Это начинает напоминать разговор умалишённых, — Маккой встал на ноги. — Не находишь?
— Пожалуй, — Кирк вздохнул. — Проводить тебя до каюты?
— Я же заблужусь без тебя, — рассмеялся Боунс. — Мой спутник, что ведёт меня.
— Можешь считать, что это последствия твоего длительного отсутствия, — усмехнулся Джим. — Мне совершенно не хочется выпускать тебя из виду — а вдруг пропадешь опять.
— В таком случае я должен пригласить тебя на стаканчик, — Маккой многозначительно подмигнул ему.
— Я просто вынужден согласиться, — Кирк засмеялся и встал. Леонард жестом пригласил его выйти в коридор и пошёл следом.
Дождавшись его, Джим подавил порыв ухватить Маккоя за руку и просто пошел рядом.

— Ты так и хочешь меня потрогать, — заметил Леонард, даже не глядя на него.
— И как ты все замечаешь? — задал риторический вопрос Кирк и, помолчав, объяснил: — То же самое. Не могу поверить, что ты здесь, живой, а не галлюцинация.
— Я и сам иногда думаю, что это все больной сон, и то, что было, и то, что сейчас, — Маккой открыл дверь каюты и зашёл первым. — Что же, друг Тиберий, будем пить за настоящее.
— Ну уж нет, я точно настоящий, — тряхнул головой Джим. — Наливай.
Маккой ловко одной рукой открыл бутылку, разливая виски по стаканам.
— Будем искать истину на дне. Она там иногда водится, — улыбнулся он.
Кирк поднял бокал.
— Ну, насчет дна не в курсе, а в вине она точно есть. У нас, правда, виски, но это значит, что мы найдем ее быстрее.

Леонард молча коснулся его стакана своим и сделал глоток.
На самом деле в этой каюте было уютно. Взрывной темперамент Маккоя совершенно не соответствовал спокойным тонам мелких безделушек и трогательным маленьким подушечкам, произвольно разбросанным по кровати. И сам доктор в этом царстве мягких вещей (пледа, думок, пуфика, кресла) выглядел непривычно спокойным.
— У тебя хорошо здесь, — Джим огляделся. — Так и хочется упасть на койку и закрыть глаза.
— Не отказывай себе, — Леонард кивнул на кровать. Сам он пил стоя, прислонившись бедром к столу.

Кирк прошел к койке и, сунув под спину подушку, уселся и вытянул ноги.
— Не хочу спать, — покачал он головой, изо всех сил сдерживая зевок. — Садись.
Маккой присел на край кровати, качая стакан в руке, странно неотрывно глядя на капитана, раскинувшегося на его кровати.
— Боунс? — Джим, подняв глаза, заметил его странный взгляд. — Эй, я тебе не снюсь, честно!
Маккой усмехнулся, снова обращая внимание на виски. Кирк, поерзав, пододвинулся ближе и легким движением ткнул его кулаком в бедро.
— О чем задумался?
— Есть одна вещь. До того, как меня… забрали, — нашёл подходящее слово Маккой. — Я хотел сделать одну вещь. Но сейчас я не уверен в том, что её нужно сделать. Более того, я далеко не уверен, что я хочу сделать её так же сильно, как до похищения.

Джим поднял бровь.
— А что будет, если ты ее все-таки сделаешь? Даже если не хочешь?
— Я не совсем уверен, что смогу спокойно перенести её последствия. В любом варианте развития.
— Тогда не делай, — Кирк развел руками, умудрившись не пролить ни капли, и сделал глоток. — Чем тебе будет грозить это?
— Иногда лучше подружиться с вулканцем и понять, что это ад, чем никогда не иметь с ними дел и мучиться неизвестностью, — попытался привести пример доктор.
— Ну да, история не знает сослагательных наклонений, — кивнул ему Джим. — Тогда делай.
Маккой поставил стакан на тумбочку и, уперевшись рукой в мягкий плед, подался вперёд, сокращая расстояние между их губами до микрона.
— Я хочу готовить для тебя, — выдохнул он и прижался к губам Джима быстрым, сухим поцелуем с отчетливым следом виски.
Замерев, Кирк чуть было не выронил стакан, но, вовремя очнувшись, сунул его на стол и одновременно ухватил Леонарда за здоровое плечо, не давая отстраниться.
— Боунс… — растерянно проговорил он. — Ты… серьезно?
— Я отвратительно готовлю. Но для тебя научусь. — Леонард чуть улыбнулся.

Дрожащими от всплеска адреналина руками Джим притянул его ближе и, смущенно вспоминая свои ночные фантазии, поцеловал в ответ. Маккой прижался к нему, наваливаясь, жадно отвечая. Вздрагивая, Кирк коснулся рукой его спины и несмело провел ею вниз, вдоль позвоночника.
Леонард чуть отстранился, но лишь для того, чтобы, оседлав бедра Джима, принять более устойчивое положение. Кирк потянул его на себя, падая на спину и залезая ладонью ему под форменку, на что доктор, коротко выдохнув, опустил руку вниз, накрывая пах Джима и чуть сжимая пальцы.
Застонав, Джим повел ладони выше, освобождая от одежды его грудь, и, приподнявшись, провел по ней языком. Маккой зашипел, расстегивая брюки Джима и оглаживая член через ткань боксеров.

Кирк окончательно освободил его от форменки, отбросил ее в сторону и потянулся к ширинке Леонарда. Но Маккой, усмехнувшись, упёрся ладонью в его грудь, прижимая к кровати. Улыбаясь, Джим убрал руки и потянул к себе, собираясь поцеловать. Леонард ловко увернулся, сползая ниже, стаскивая с Джима брюки и нижнее бельё, без особых прелюдий коснулся языком головки.
Рыкнув, Кирк двинул бедрами вверх.
— Боунс… — простонал он. — Пожалуйста.
Леонард, демонстрируя не присущее ему послушание, обхватил головку губами, ведя ладонью вверх по животу Джима, под форменкой, задирая её, выпрямляя руку так, что кисть легла на шею капитана, чуть сжимая. Вдохнув, Джим толкнулся еще, не в силах сдержаться, и с силой вжался в его руку.
Маккой неторопливо вбирал и выпускал его член, одновременно методично сжимая-разжимая пальцы на шее Джима. Четыре-пять секунд без воздуха — вдох, выдох, снова без воздуха.
Набрав темп и амплитуду, Боунс вдруг продержал его без вдоха с полминуты. От неожиданности Кирк, безуспешно попытавшись вдохнуть, широко раскрыл рот, ловя воздух. Маккой разжал пальцы, снова вернулся к чётко выверенным пяти секундам и взял до конца, пропуская головку в горло.
Хрипло и коротко простонав, Джим обеими руками ухватился за изголовье кровати и снова дернул вверх бедрами. Леонард послушно позволил ему пару раз толкнуться и снова крепко стиснул горло, низко простонав.
Хватая губами воздух, Джим стиснул пальцы и проскулил на последних остатках кислорода. Маккой вдруг отпустил его, позволяя воздуху наполнить лёгкие, кислороду — ударить в мозг, и сглотнул, сладко и тесно сжимая головку горлом.
Судорожно вдыхая и выдыхая, Кирк издал стон, по громкости сравнимый с криком. Маккой едва касался его шеи, заставляя дышать глубже, каждую секунду ожидая того, что сильные пальцы вдруг лишат воздуха.

— Боунс… — хрипло выдохнул Джим. — Я сейчас… Можно?
Судя по тому, что Леонард не отстранился, было можно.
— Пожалуйста… — повторно простонал Кирк, сжимая онемевшие руки и снова вжимаясь в его руку.
Маккой стиснул его горло, заставляя услышать грохот собственного сердца в ушах. Джим раскрыл рот, задыхаясь, и кончил, кажется, на секунду даже потеряв сознание. А когда очнулся, понял, что Маккой склонился над ним, опираясь на здоровую руку и внимательно его рассматривая.
— Черт… Это было… нечто, — Кирк моргнул и, с трудом расцепив пальцы, коснулся его руки.
Маккой мягко улыбнулся, прижимаясь губами к его губам. Кирк расслабленно ответил на поцелуй, затем, спохватившись, провел ладонью по его груди вниз, до ремня брюк.
— А ты?.. — он коснулся застежки.
— Повременим, ладно? — негромко выдохнул Леонард. — Просто полежи со мной.
— Конечно, — кивнул Джим, обнял его, укладывая на себя, и с удивлением понял, что тот не испытывает возбуждения. — Боунс?
— Ничего. Ты ведь будешь готовить для меня, если я вдруг буду импотентом? — негромко отозвался Маккой.
Кирк провел рукой по его спине и поинтересовался:
— Ты уверен, что эти два процесса связаны? — он улыбнулся. — Все равно буду.
Маккой шумно вздохнул и коснулся губами его шеи. Джим вытянул из-под себя плед и, укрыв их обоих, прижал Леонарда к себе. Тот лежал у него под боком, положив голову на грудь Кирка, неловко обняв культей.

Джим погладил его по волосам.
— Ты не жалеешь, что сделал это? — негромко спросил он.
— Хм… Нет, с чего бы? — Маккой чуть улыбнулся.
— Не знаю, — Кирк покачал головой. — Я совершенно не представляю сейчас логику твоих рассуждений.
— Я рад, что ты не послал меня вежливо. И что тебе было хорошо, — Маккой устроил голову поудобнее.
— Мне было… восхитительно, — негромко заметил Джим. — Хотя и несколько неожиданно. Но я хотел бы вернуть тебе долг.
— Просто будь рядом, ладно? — сонно пробормотал Леонард.
— Я никуда не уйду, а то вдруг ты опять растворишься в воздухе? — усмехнулся Кирк и пообещал: — Ни на минуту.
Маккой что-то пробубнил в его плечо и все же уснул. Через пару минут и Джим, закрыв глаза, провалился в спокойный глубокий сон.

***

Маккой проснулся раньше и уже плескался, судя по звукам, в душе, когда Джим пришел в себя.
Кирк недоуменно приоткрыл глаза, не сразу понимая, где находится, но потом вдруг осознание резко навалилось на него. Воспоминания о вчерашнем вечере мелькали у него перед глазами: разговор с Боунсом, попытка выпить с ним виски, а затем поцелуй, и… Простонав, со стыдом Джим перевернулся на живот и уткнулся лицом в ладони. Его смущала далеко не только и не столько собственная развязность, а Маккой, совершенно не испытавший возбуждения — что, учитывая обстоятельства, было вполне нормально — но все равно удовлетворивший его. И Кирк даже ни на секунду не подумал о том, что тому может быть неприятно, может не хотеться, черт подери!.. Может, это рефлексы повиновения, оставшиеся после пребывания на той гребаной станции?
Накрутив себя подобным образом меньше, чем за пять минут, Джим поднялся и тихо вошел в ванную, собираясь начать извиняться.

Леонард стоял под струями воды, закрыв глаза и что-то негромко напевая.
— Боунс? — Кирк постучал костяшками пальцем по дверному косяку. — Ты как?
Маккой чуть улыбнулся и перевёл взгляд на Джима.
— Выспался.
— Я не должен был требовать от тебя такого… тем более, так сразу.
— Джим, кажется, это я набросился на тебя, пытаясь удушить и удовлетворить, — рассмеялся Боунс.
Кирк пожал плечами:
— Да, но играть в одни ворота — это как-то не мое.
— Иди ко мне? — Леонард чуть улыбнулся.
Джим дернул плечом, понимая, что разговора не получится, быстро разделся и шагнул под душ. Он коснулся пальцами незабинтованной культи:
— Можно?..
Маккой, нервно усмехнувшись, кивнул.
— Конечно. Это всего лишь часть меня.

Опустившись на колени, Кирк провел пальцами по шраму, в очередной раз мысленно поразившись, чего достигла современная медицина, и удивляясь странной прихоти Боунса. Он провел рукой выше и закрыл глаза, прижимаясь губами к обрубку.
— Джим, — тихо, на грани слышимости, позвал Боунс.
— Что? — Кирк поднял на него взгляд.
— Мне не очень… Не нужно, ладно?
— Это ведь действительно всего лишь часть тебя, — Джим покачал головой.
Леонард отвернулся, подставляя лицо струям воды. Поднявшись с колен, Кирк вздохнул и потянулся за мылом.
— Прости, — негромко произнёс Маккой.
— Да нет, просто останавливай меня в будущем, если что-то будет не так, — Джим провел рукой по его груди. Леонард кивнул, скользнув ладонью по его плечу, обнимая.

Через десять минут, уже выйдя из душа и почти полностью просохнув, Кирк стоял перед репликатором.
— Во сколько вы спускаетесь?
— Через полчаса, — Маккой присел в кресло, потягиваясь.
— Я остаюсь на вахте, — Джим протянул ему кофе.
— Спасибо, — Боунс взял чашку. — Тогда мы увидимся завтра.
— Да, не раньше, — кивнул Кирк. — Или ты можешь остаться на ночь у меня.
— Там посмотрим, я не знаю, сколько времени уйдёт на калибровку.
— Я буду рад тебя видеть даже после полуночи, — усмехнулся Джим, глянул на хронометр и поспешно встал. — Мне пора.
— Да. До свидания, Джим, — Маккой встал.
Кирк вышел, и потянулся, собираясь сначала зайти к себе, а потом подняться на мостик и пробыть так почти сутки.

***

Он вернулся в каюту в четыре пополуночи, когда Спок вежливо намекнул ему, что он мешает. Засмеявшись в ответ, Джим сдал ему пост и двинулся к себе, забавляясь тем, что присутствие вулканца вызывало на мостике напряжение еще большее, чем нахождение там капитана.
У его каюты стоял Маккой, скрестивший руки на груди и опирающийся ногой на стену. Подожди, что?.. Руки? Медленно подходя ближе, Джим уставился на них. Правая кисть, только её было видно из-под рукава, металлически поблескивала в стеле ламп.
— Боунс? — вкрадчиво выдохнул Кирк. Ему уже казалось, что как минимум половина их разговоров начинается с этого тихого вопроса.
— Да, Джим? — Маккой открыл глаза и чуть улыбнулся.
— Похвастаешься? — он нажал кнопку, и дверь каюты отъехала в сторону.
Леонард, усмехнувшись, первым вошёл внутрь. Кирк шагнул следом, закрыл переборку и развернулся лицом к нему.
— Показывай, — кивнул он на протез.

Маккой поднял руку, пошевелив пальцами. Подойдя ближе, Джим поймал его за запястье, задрал рукав и удивленно провел пальцами по металлу.
— Как настоящая, — ошеломленно сказал он. — Она что-нибудь… чувствует?
— Да. Мистер Скотт смог вживить чип… — Леонард провел пальцами по его ладони.
Кирк молчал, зачарованно не отводя взгляд от протеза. Затем коснулся его кисти губами и пораженно — хотя куда уж больше-то — проговорил:
— Она теплая!
Маккой рассмеялся.
— Обмоем, друг мой?
— Подожди, — пробормотал Джим, вдруг задаваясь вопросом: а насколько велика чувствительность? Он продолжал удерживать его ладонь у самых своих губ, а затем вдруг коснулся ее языком. Маккой вздрогнул, пытаясь отдернуть протез. Кирк без труда удержал его.
— Джим, — выдохнул Маккой. — Давай выпьем, ладно? По глотку…
Кирк поднял голову.
— Я опять, да? — он отпустил его руку и, отойдя, уселся на кровать, почти в точности повторив свою прежнюю позу.
Маккой присел в кресло, глядя перед собой.
— Все хорошо, просто я хочу выпить.
— Конечно, — Джим, снова вставая, притащил с другого конца комнаты упрятанную еще с полгода назад до лучших времен бутылку земного бурбона и разлил по стаканам.
— У тебя здесь… колюче, — заметил Маккой
Кирк поднял бровь.
— В каком смысле?
— Ну… я бы везде подушек накидал, — пояснил Леонард.
— Чем они тебе так нравятся? — рассмеялся Джим. — Хочешь — приноси, я не буду против.
Маккой отпил из стакана.
— Хорошо. Я подарю тебе пару.
— Спасибо, — Кирк улыбнулся и замолчал, уставившись в свой бокал.
— Что-то увидел? — Леонард встал и прошелся по комнате.
Джим встряхнул головой.
— Нет, просто задумался, — пояснил он.
Маккой присел рядом с ним, приваливаясь, устраивая голову на его плече. Приобняв его, Кирк сделал глоток, и его рука снова, словно по собственной воле, сползла с плеча Боунса и коснулась металла.

— Просто я немного отвык от прикосновений к этой руке, — Маккой чуть улыбнулся. — хочешь посмотреть, как выглядит сочленение?
— Я опять начну ее лапать, — усмехнулся Джим.
— Я не против, — Маккой чуть отстранился, стаскивая форменку, оставаясь в одной нательной футболке и устроился на кровати, подобрав под себя ноги, позволяя Джиму рассмотреть место на руке там, где кожа перетекает в металл.
Кирк потрогал сначала живую кожу, а потом протез, и напоследок погладил шов.
— На ощупь и не отличишь, — тихо заметил он.
— Да, М’Бенга постарался на славу. Да и Скотти часа четыре подряд калибровал приёмник, так что теперь время реакции не больше, чем было у моей руки, — Маккой сжал и разжал металлический кулак.
Джим молча покачал головой и вновь взглянул на протез.
— Что-то не так? — негромко спросил Маккой.
— Слишком странно и непривычно. Как тебе у меня в комнате без подушек. Что-то не так, а что — так сразу и не понять.
— Джим, у меня протез, это тебе и непривычно, — Маккой придвинулся к Кирку, обнимая его поперёк груди.

— Мне непривычно все, — Джим неуверенно обнял его в ответ. — Начиная с протеза и заканчивая тем, что ты здесь, рядом, и не даешь мне как-то отблагодарить тебя за вчерашнее.
— Зачем? Мне хорошо, что ты здесь. И я здесь, — Леонард уткнулся лицом в его плечо. — Не принимай это на свой счёт, я приду в норму. Но сейчас мой организм меньше всего хочет секса.
— Я не могу, — Кирк прижал его к себе. — Я не могу воспринимать это как должное. Мне хочется сгрести тебя в охапку, не отпускать и сделать так, чтобы ты встать отсюда не мог, не кончив раз десять, не меньше.
— О, — рассмеялся Боунс. — Обязательно. Но не сейчас.
Он отстранился и встал, стягивая футболку.
— Боюсь, что вообще никогда, — Джим разлегся на кровати во весь рост и предупредил: — Если ты сейчас собираешься опять удовлетворить меня, а потом снова дать мне по рукам, то лучше даже не начинай. Как бы охренительно это не было бы — не надо.
— Я хотел лечь спать. И тебе советую, — Маккой стянул сапоги и брюки. — Ты проспал слишком мало, да и мне отдохнуть не удалось.
— Тогда иди сюда, — Кирк похлопал рукой по постели рядом с собой и потянул с себя форменку.
Маккой скользнул под одеяло, подгребая под себя подушку. Раздевшись до конца, Джим накинул на них одеяло и за талию притянул Леонарда к себе. Боунс снова завозился, поворачиваясь лицом к Джиму, целуя в плечо и устраивая голову на его груди.
— Спокойных снов.
— И тебе, — шепнул Кирк. — Компьютер, выключить свет.
Маккой перекинул руку через него и затих. Джим закрыл глаза и глубоко вздохнул, успокаиваясь. Сна не было ни в одном глазу.
Леонард посапывал ему в ключицу. И это совсем не походило на начало романа. То есть, обычно влюбленные большую часть времени отчаянно трахаются и только потом спят в одной постели. А сейчас все было наоборот — один короткий минет, и все, секса в обозримом будущем не предвиделось. И не сказать, чтобы подобное развитие событий Джима устраивало. Впрочем, терпеть он умел в совершенстве.

***

Маккой мучал его плечо, то целуя, то пытаясь укусить. Зевнув, Кирк открыл глаза и уставился на него.
— Доброе утро, — пробормотал он.
— Доброе. — Маккой улыбнулся. — Выспался?
— Кажется, да, еще сам не понял, — Джим потянулся.
— М-м-м. — Маккой чуть сместился и лизнул его сосок.
— Нет, — Кирк легко отстранил его. — То, о чем я говорил вчера, в силе до сих пор.
Леонард упёрся подбородком в его грудь:
— Тебе неприятно, когда я касаюсь тебя?
— Мне неприятно, что я не могу ответить тем же, — сердито откликнулся Джим. — Как только я пересекаю определенную черту, ты меня останавливаешь.
Леонард тяжело вздохнул и перекатился на спину.
— Боунс, — тихо позвал его Кирк. — Ну если тебе так нравится, когда я не шевелюсь, свяжи и выеби.
— Дело не в этом. Я не хочу, чтобы твоё самолюбие пострадало, если ничего не выйдет, — Маккой прикрыл глаза.
Помолчав, Джим уточнил:
— И поэтому ты даже не хочешь пробовать?
— Давай попробуем завтра? Ладно? Когда снимемся с орбиты… — Леонард повернулся на бок, лицом к нему.
— Как скажешь, — Кирк лег на живот и раздвинул ноги, не заботясь о том, насколько провокационно это выглядит со стороны.
— Очаровательно, — Маккой прижался к нему, поглаживая поясницу.

Усмехнувшись, Джим покосился на него, и вытянул руки, нарочито расслабляясь. Металлическая ладонь скользнула на ягодицы Кирка, оглаживая.
Закрывая глаза, он повернул голову и уткнулся носом в подушку. Рука же скользнула между его ног, оглаживая внутреннюю сторону бедра. Джим выдохнул, напрягая мышцы и вцепляясь пальцами в подушку.
Маккой сел на колени, осторожно спуская его боксеры и мягко касаясь кожи ягодиц.
— Если ты собрался делать то, что я думаю, — проворчал Кирк, — то смазка в верхнем ящике стола.
Маккой поцеловал его между лопаток и встал, вытаскивая из стола тюбик. Он вернулся на кровать, открывая смазку.
Совершенно по-блядски оттопыривая задницу и мысленно махнув на все рукой — а вдруг сработает как провокация? — Джим выдохнул и покосился назад. В ту же секунду Боунс скользнул пальцами между его ягодиц, подразнивая. Кирк коротко простонал и толкнулся навстречу, словно пытаясь насадиться на его руку.
Маккой легко шлепнул его по ягодице, заставляя лечь и продолжил поглаживать. Джим рухнул обратно на кровать и повернул к нему голову.
— Может, ты меня все-таки трахнешь? — улыбаясь, спросил он.
Маккой склонился к нему и, достаточно быстро, хоть и плавно ввёл в него палец, одновременно зажимая рот. Толкаясь в матрас мгновенно затвердевшим членом, Кирк всхлипнул ему в руку. Леонард неторопливо трахал его одним пальцем, крепче прижимая ладонь к его губам.
Нетерпеливо подаваясь навстречу бедрами, Джим глухо рыкнул. Палец выскользнул из него, Маккой снова звонко шлепнул его по ягодице и вернулся к неторопливому поглаживанию.

Кирк заскреб ногтями по простыне, пытаясь сдержаться — ему уже ощутимо хотелось большего. Леонард аккуратно ввёл уже два пальца, поворачивая кисть, касаясь простаты. Простонав и почти кусая его пальцы, Джим снова толкнулся навстречу. И Маккой, словно смилостивившись, добавил еще палец, дразня простаты.
Рванувшись и почти сев, Кирк полностью насадился на его ладонь и потянул Леонарда к себе. Маккой вздрогнул и убрал ладонь от его губ. Джим сделал глубокий вдох и потянулся к его губам. Боунс поцеловал его, осторожно складывая ладонь лодочкой и трахая его четырьмя пальцами.
Понимая, что это странно — испытывать нешуточное возбуждение от теплого металла в своей заднице, Кирк все равно хотел большего.
— Джим… Ты практиковал подобное? — шепотом спросил Леонард.
— Очень давно, — простонал в ответ тот. — Но ты… продолжай…
Маккой повозился, добавляя смазки, и, ухватив его за плечо, медленно ввёл ладонь до запястья, задержавшись на костяшке большого пальца. Ну, или что там в протезе… Запрокинув голову, Джим издал громкий вскрик и вцепился в его плечо.
— Больно? — Маккой замер.
Отрицательно помотав головой, не в силах произнести хоть что-то осмысленное, Кирк вжался в его руку. Леонард кивнул, снова вытаскивая ладонь, и сгибая пальцы. Осторожно садясь — дрожащие ноги уже не позволяли стоять на коленях — Джим выпустил его плечо и уткнулся в него, тяжело дыша. Маккой дал ему время привыкнуть и обхватил свободной рукой за пояс, приподнимая, снова двигая вверх кулаком.
— Приласкай себя… — шепнул он Джиму.
Дрожа, Кирк разжал пальцы, которыми уже, кажется, вечность сжимал простыню, и обхватил собственный член.
— Черт, как я хочу тебя внутри, — простонал он.
Маккой скользнул губами по его шее, набрав средний ритм. Джим покосился вниз, на его пах.
— Не отвлекайся, — шепнул ему Леонард.
Выдохнув, Кирк опустился на его пальцы и вздрогнул, чувствуя подступающий оргазм. Он кончил, выплескиваясь на свою руку и пачкая постель. Маккой прижал его к себе, осторожно вытаскивая кисть. Джим потерся о его плечо.
— Спасибо.
— Пожалуйста… — Леонард уложил его на спину. — Я сейчас, — он скрылся в ванной и вернулся с влажным полотенцем.
Спихнув с постели влажное покрывало, Кирк удобно устроился на спине. Леонард осторожно вытер сперму с его живота и пальцев. Джим вытащил из его рук полотенце и бросил на стул, затем потянул Маккоя к себе.
Боунс лёг рядом с ним, улыбаясь.
— Ты хорош.
— И ты, — тихо ответил ему Кирк и усмехнулся. — Как я теперь на смену пойду с такой задницей?
— Дам тебе откос. Спок подменит, — улыбнулся Леонард.
— Он и так там торчит безвылазно, — Джим потянулся.
— Тогда Скотти, — улыбнулся Маккой. — Мне пора в лазарет.
— Нет, в таком случае я все-таки выползу, — решил Кирк. — Буду сидеть в кресле всю смену, не вставая.
— Хорошо, — усмехнулся Маккой, сползая с кровати, одеваясь.
Джим повалялся еще несколько минут, а затем, натянув на себя форму, выпив кофе и стараясь идти ровно, ушел на мостик.

Спок действительно был там и приветственно кивнул.
— Добрый день.
Усевшись в кресло, Кирк поздоровался с ним, а потом и остальными.
— Как смена?
— Готовы сняться с орбиты. Груз проверен и отпечатан. Состояние корабля — удовлетворительное.
— Скотти, как двигатели? — нажав кнопку на подлокотнике, традиционно уточнил Джим.
— Двигатели готовы. В работе семнадцать ячеек правой гондолы и шесть левой. Системы поглощения в режиме ожидания. Уровень охладителя три и пять.
— Спасибо, Скотти. Тогда — вперед! — Кирк откинулся на спинку кресла.
— Есть, капитан, — Сулу вывел корабль с орбиты и наклонил рычаг, переходя в варп.

Не вставая, Джим просидел в кресле всю смену. Спок недоуменно косился на него, особенно когда Кирк заявил, что не голоден и пропустит обед.
— Капитан, с вами все в порядке? — негромко спросил он, подходя ближе.
— Более чем, — кивнул ему Джим. — Просто хорошо позавтракал.
Вулканец отошёл к научной станции и вернулся обратно, протягивая Кирку яблоко. Джим радостно вцепился в него и, поблагодарив, откусил сходу почти четверть.
— Я могу принести вам поесть. Сэндвич с курицей и кофе?
Подозрительно покосившись на него, Кирк покачал головой и тихо ответил:
— Нет, спасибо. Капитан, обедающий прямо на мостике, когда вокруг тишина и покой — не самая лучшая идея.
— Хорошо. Если вдруг — у меня есть еще пара яблок, — Спок кивнул.
Джим улыбнулся ему:
— Спасибо.
Вулканец отошёл на своё место. Джим уставился на экран, откусывая еще кусок. Повезло все-таки с экипажем, ой как повезло.



Продолжение в комментариях...


@темы: фанфик - слэш, мое, маккирк

URL
Комментарии
2017-03-09 в 22:24 

miyavi_ryu
When the game is over, all the counting's done. We were born to win number 1 © Manowar
читать дальше

URL
2017-03-09 в 22:25 

miyavi_ryu
When the game is over, all the counting's done. We were born to win number 1 © Manowar
окончание

URL
   

Небо зоны.

главная